ХЛЕБ, ЖИР и ЖОР

Продолжение банкета о вреде хлебушка

Эпиграф:
«Требую продолжения банкета!»
Иполлит Матвеевич Воробьянинов, он же – Киса, он же – Отец русской демократии, он же – Особа, приближенная к Императору.
Черчилль как-то отметил, что «демократия – наихудшая форма правления, если не считать всех остальных». Нынешняя русская демократия, отцами которой, несомненно, также работают исключительно особы, приближенные к Императору, является даже скорее не формой, а униформой правления. А так же – формой кривляния, которой безудержно предаются особы, приближенные к самой хлебной должности России.
Связав, таким нелепым образом, ПРОДОЛЖЕНИЕ БАНКЕТА и РОССИЙСКУЮ ДЕМОКРАТИЮ, я, наконец-то, снова возвращаюсь к своему лепому труду о ХЛЕБЕ. В первой части мой оды я изрядно попугал собравшихся перечислением болезней и дисфункций, возникающих в организмах Хомо Сапиенсов при употребления глютеносодержащих продуктов. И, поскольку я – попугаЛ, а не попугаЙ, то я не стану ужасать публику повторно тем же, чем попужасал её ранее (хотя это и называется повторным использованием сырья и весьма приветствуется экологами). Хоррор маст гоу он и я зайду теперь с другой стороны, возможно — ещё более пугающей!
Главный вопрос, который задавали мне и читатели, и хулители, и которым задавался я сам, на удивление логичен: если глютен – так ужасающе вреден, то отчего его вредоносность вроде бы никак особо не сказывалась на тех бесчисленных поколениях наших хлебосольных предков, венцом которых мы и имеем счастье быть? Ответ оказался на удивление прост: хлеб, которым питались наши предки содержал во многие разы меньше глютена, чем нынешний. И, соответственно, был куда менее отравен, чем пропаганда (sapienti sat!)
Дело в том, что издревле культивировавшаяся «однозерновая» пшеница, которой питались наши предки содержала мало столь ценимого теперь Сапиенсами глютена, а также имела сравнительно низкую устойчивость к засухам, болезням, морозам и, главное, – невысокую урожайность. Изрядно намучившись с однозерновкой, имевшей в геноме жалких 14 хромосом, хитрые предки инцестно скрестили её с её же диким родичем со звучным названием Эгилопс (по-русски – Коленница). То была неприхотливая и стойкая кормовая травка, охотно поедавшаяся домашним скотом. Дитя Однозерновки и Эгилопса, получивши в дар от каждого из родителей по 14 хромосом, стало уже 28ми хромосомным и прозвали его Эммер (по-русски – Полба). Глютена в Полбе прибавилось, урожайность – повысилась, засухо- и болезне устойчивость – возросла. За что и была увековечена эта «двузерновка» классиком в «Сказке о Попе и работнике Балде»: «В год за три щелка тебе по лбу, есть же мне давай вареную полбу».
Шли годы. Популяция Балд (Балдов? Балдей?) росла и варёной полбы на всех стало недоставать. И вот к 1980 году американский селекционер доктор Борлоуг представил оголодавшему миру новый карликовый сорт первосортной пшеницы. В отличие от высокорослой мамы Полбы этот внук Однозерновки и Эгилопса имел уже аж 42 хромосомы, что обеспечивало ему несравнимо более высокую урожайность, бОльшую устойчивость к болезням и погодным условиям (человечество, кстати, отчего-то всегда тянет ко всепогодникам и вседорожникам).
Дитя при этом родилось лилипутом: изрядно поживший, но ещё не выживший из ума автор прекрасно помнит, как он в детстве бродил по пшеничным полям и пшеница была ему высотой по шею. Автор с тех пор – несколько подрос, а пшеница – существенно укоротилась. Идея проста: высокий рост был нужен древним её сородичам для того, чтобы успешнее сражаться за место под солнцем с сорняками. На выращивание длинного стебля тратилось драгоценное время и дорогущие удобрения. Потому доктор Борлоуг щедро укоротил пшенице стебель, добавил хромосом и получил очень высокоурожайное растение к тому же — с куда более высокопитательным зерном, чем ранее. Сокращение пшеницы позволило человечеству существенно сократить стоимость хлебопродуктов, а доктору Борлоугу – получить Нобелевскую премию мира (которую стокгольмские академики выплатили ему из денежек, сэкономленных на покупке булочек).
Попутно отмечу, что высокий рост автора отчего-то вообще не является преимуществом в борьбе с сорняками. Что, несомненно, и заставляет автора непрерывно пребывать в поиске методов самоукорачивания. Этим, видимо, и объясняется его необъяснимая тяга к экспериментам со своим питанием, которым автор предаётся с 20 лет. Сия 27милетняя эпопея, увы, так и не привела его к ожидаемому успеху: сорняки глушат автора шансоном куда более успешно, чем в годы его длинной молодости. Не преуспев в укорачивании себя, автор, в отчаяньи, перестал сокращать свои тексты, что привело к неожиданному росту количества читателей. Удивительный феномен, раздумья над природой которого не лишили, увы, автора ни сна, ни аппетита. Что ещё более уменьшило его шансы стать любимым карликом… (см. прессу и ТВ).
Ослеплённое жаждой экономии на зерне человечество, к сожалению, не провело ни одного предварительного тестирования на безопасность использования продуктов из карликовой пшеницы доктора Борлоуга ни на животных, ни на человеках. Статистические данные, собранные американским же доктором-кардиологом Уильямом Дэвисом, показывают читателям и автору прямую зависимость между введением употребление в США продуктов из карликовых сортов пшеницы и резким увеличением заболеваемости диабетом, сердечно-сосудистыми и аутоимунными заболеваниями (уже трудолюбиво перечисленными автором в первом посте о вреде лилипутов и карликов).
Раздумья о росте натолкнули автора ещё на одну некороткую мысль: а не является ли столь часто встречающаяся лилипутность лиц, занимающих хлебные посты, неким дополнительным их преимуществом в борьбе с гигантами мысли и великанами порядочности? Вроде как, до занятия хлебных должностей, эта мелочь титанам малозаметна: путается там под ногами, мельтешит, шебуршится… А уж как взберётся она на трон, как натянет мантию, как добудет скипетр и отхватит державу – то тут уже приходится Гулливерам в срочном порядке из державы валить. Тем, кого не успевают укокошить… Кто же тот гениальный доктор Борлоуг, вывевший (т.е. селекционировавший) этих вредных коротышек? И как нам их – вывести (т.е. – избыть)? Но, как писал Гоголь: «Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа». Коли ж Гоголь не дал, то подавно не даст и автор…
Но продолжим же хлебосольствовать: по сравнению с родительскими, белки и углеводы гибридных карликовых пшениц претерпели значительные структурные изменения (тьюнинг):
• к уже имеющимся, добавилось 14 новых белков глютеновой группы (так называемый геном Д), провоцирующих куда более частое заболевание непереносимостью глютена (целиакией);
• карликовая пшеница содержит колоссальное (от слова колос)количество быстроусвояемой формы углеводов – амилопектина А. Это вредное вещество очень быстро и сильно повышает уровень глюкозы в крови, чем провоцирует резкое увеличение производства печенью липопротеинов низкой плотности (ЛПНП, так называемого «плохого холестерина», вызывающего в частности, атеросклероз и всякие болезни сердца и сосудов);
• глютены современной карликовой пшеницы при пищеварении скверно перевариваются и потому – не расщепляются, как положено, на отдельные аминокислоты, а преобразуются в смесь полипептидов (прочно связанных между собою круговой порукой аминокислот) . Часть полипептидов разлагается организмами до группы особых веществ, именуемых экзорфинами. Они обладают уникальной способностью проникать в головной мозг и связываться там с опиатными рецепторами (теми же, которые реагируют на выбросы мозгом «гормонов удовольствия» эндорфинов и на приём телами наркотиков: опиума, героина, морфия, фена, экстези и пр.).Что, как вы уже правильно понимаете, вызывает сильный прилив очень приятных чувств. Это ощущение также именуется британскими учёными «кайфом» или «приходом».
То есть современный хлебоедный человек балдеет от современного хлебушка куда сильнее, чем работник Балда балдел от своей варёной полбы. Каков «поп-толоконный лоб», таков и приход. А приход от глютена вызывает патологическое желание повторять прием продукта из карликовой пшеницы снова и вновь. Другими словами наступает зависимость пищевого поведения человека от пшеничных продуктов. А это приводит к самому страшному,- ПОСТОЯННОМУ СТИМУЛИРОВАНИЮ АППЕТИТА.
Я не зря выделил этот болезненный симптом страшными заглавными буквами. Из-за него люди, потребляющие хлебопродукты, в среднем съедают на 400 калорий больше, чем те, кто хлеба и круп из пшеницы, ячменя, овса и ржи не ест. То есть, чтобы перестать есть меньше, надо попросту прекратить заедать картошку и макароны хлебцем, ибо оный – стимулирует нездоровый аппетит.
Героинозависимых и прочих наркоманов лечат, давая им лекарства, которые блокируют опиоидные рецепторы в мозгу. Это лишает несчастных наркоманов всякого удовольствия от драпа, кокса и шмали. Точно также люди, получавшие лекарство Нальтрексон, которое блокировало опиоидные рецепторы, переставали ловить кайф от поедания хлеба. Их аппетит – падал и они за месяц теряли по 10-14 кг. потому, что съедали (в очень средний свой день) на уже упомянутые 400 калорий меньше (в среднем).
То есть, если вы просто перестанете тратиться на покупку хлеба и хлебопродуктов (включая тортики с вишенкой, печеньки, овсянки, сухие завтраки, спагетти, перловку и крупу Артек), то сможете сэкономить не только на Нальтрексоне, но и на других продуктах, ибо вам уже не понадобиться съедать на 400 калорий в день больше, чем раньше. И чем раньше вы это сделаете, тем больше – сэкономите! Автор не зря настаивает на как можно более срочном начале отказа от хлеба: он наивно надеется, что на сэкономленные деньги его благодарные читатели выплатят ему скромную премию. Или хотя бы – выкупят весь нескромный миллионный тираж его скоромной книжцы о здоровой еде(когда он её, наконец-то, создаст и издаст). Или – хотя бы хорошую рецензию напишут. Или – нашепчут чего хорошего в ушко. Или – заткнут чем-то вкусным рот…
Об авторе и о глютене, наверно, вам уже хватит. Слишком много им чести! Ведь современная пшеничка содержит ещё целый букет замечательнейшх гадостей и очаровательнейших мерзостей – поговорим о них.
Первая из гадостей – уже упомянутый выше амилопектин А. Он не только быстро переваривается и сильно насыщает, но при этом приводит к резкому увеличению производства в организме «вредного» холестерина (ЛПНП). Амилопектин А, в следствие этого, стимулирует организм к накоплению жира по абдоминальному типу: и внутри живота и снаружи оного. Это приводит к образованию всё более и более выпуклой, всё сильнее и сильнее заметной окружающим и потому – всё более значимой части тела. Образующийся при этом жир именуется висцеральным. Он окутывает своей удушающей заботой все внутренние органы, лишая их возможности чувствовать себя свободно. Всё внутри тела сдавливается: сердце, лёгкие, кишки, печень… Увеличивается только желудок, поскольку жир требует у своего хозяина непрерывной и всё увеличивающейся кормёжки. То есть – становится власть имущим.
Но избыток поедаемого амилопектина А и прочих крахмалов-углеводов не только увеличивает объём талии: он также уменьшает чувствительность к инсулину и, как следствие постоянную необходимость к увеличению его выработки поджелудочной. Что в итоге нарушает прочие гормональные цепочки и приводит некоторых и многих к диабету второго типа и почти всех — к развитию системного воспаления организма. Нарушение гормонального баланса автор доходчиво (как он себе наивно представляет) описал в посте «Страшно, аж жуть!» https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1566848533583828&id=100007760897014&substory_index=0
Прав был Пушкин, прав был, сукин сын:
«Как наешься ты своей полбы,
Собери-ка с чертей оброк мне полный».
Системное воспаление – это полный оброк…. Вернее – полный абзац! Это — такое мерзкое состояние, когда все органы и системы организма пребывают в постоянном и хроническом вялотекущем воспалении по причине непрерывного поступления в организм боевых раздражающих веществ. Кровеносные сосуды, в частности, при этом становятся не гладкими, как им положено быть, а похожими на поржавевшие водопроводные трубы хрущовки. Что в свою очередь позволяет липопротеинам низкой плотности (ЛППН) образовывать на их стенках атеросклеротические бляшки. Изъеденные воспалением капилляры и сосуды легко повреждаются, что приводит к инсультам.
Закупорка сосудов и воспаление почек влечёт за собою повышение давления. Имунная система, измученная постоянной авральной работой, начинает агрессивно, как задёрганный придирчивыми клиентами менеджер по продаже, кидаться на всех домашних и офисных. А это – прямой путь к аутоимунным заболеваниям: аллергии, артриту, ревматизму, волчанке, болезням щитовидки и прочим. Попутно — болеет мозг и начинаются мигрени, головные боли, депрессии, ухудшаются сон,память, способность к концентрации и настроение. Всё может закончиться болезнями Паркинсона, Альцгеймера или, в лучшем случае,- счастливым банальным старческим слабоумием. Кожа – стареет, утолщается, покрывается прыщиками и воспалениями; возникают экземы, дерматиты, псориаз, ЦЕЛЛЮЛИТ…
Автор может предаваться сладострастному перечислению болезней ещё долго, поэтому я настоятельно советую вам его (меня?) прервать, пока это не зашло слишком далеко, и у автора (у меня?) не началось раздвоение личности, растроение тройничного нерва, расчетверение четверенек и распятерение пятерни и пятой точки.
Вам, кстати, как и мне, тоже уже кажется, что этот пост длинен, как длинный углевод? Ой-ой…
Постараюсь укоротить замыкание и просто быстренько процитирую британского учёного (что за гомерический смех на задних рядах???) Джеффа Бонда:
«В пшенице и её родичах содержатся ингибиторы альфа-амилазы. Они препятствуют работе фермента амилазы, который отвечает за переваривание крахмала, и наносят вред поджелудочной железе. Более того, эти вещества — сильные аллергены. Именно они несут ответственность за распространенное профессиональное заболевание в хлебопекарной промышленности под названием «астма пекаря» — изматывающая аллергическая реакция на муку.
Далее. В зерне имеются ингибиторы протеазы. С их помощью зерновые культуры отпугивают насекомых. В организме человека они разрывают цепь отрицательной обратной связи, с помощью которой желудок передает сигнал поджелудочной железе уменьшить секрецию пищеварительных ферментов. В итоге поджелудочная железа продолжает по инерции вырабатывать гормон холецистокинин, что нарушает нормальные пищеварительные процессы. Более серьезные последствия заключаются в том, что напряженная работа поджелудочной железы ведет к ее болезненному увеличению и раку.
Наконец, в зернах есть алкилрезорцинолы. Они вызывают большое количество нарушений в организме: распад красных кровяных телец, нарушение цельности ДНК, резкое ускорение свертываемости крови и задержку в росте.» А помните, автор в первой части опуса уже говорил о том, что после перехода на хлебоедение наши предки потеряли в росте в среднем около 15 см. по сравнению с их предками – собирателями и охотниками? И что за века цивилизованной жизни человечество набрало лишь 10 из потерянных 15?
Напомню, глютен, в отличие от других растительных и даже животных белков, очень плохо расщепляется до аминокислот ферментами желудочного сока именно из-за поимённо названных агентом Бондом ингибиторов переваривания. А вы всё ещё тихо себе думаете, что та часть глютена, которую ваш организм таки сумел расщепить до аминокислот, вам всё ещё полезна? Так думайте ещё тише, потому, шо вы таки ошибаетесь! Главный недостаток всех зерновых — это несбалансированность незаменимых аминокислот (в отличие от белков всяких травок, овощей, мяска и рыбки). Лизина и триптофана в зерновых слишком мало, а вот все заменимые аминокислоты содержатся в избытке. Значит, организм просто пускает их на топливо вместо того, чтобы строить из них ваши бодибильдерские мышцы, ради которых вы так интенсивно потеете в спортзале.
Коварство зерновой пищи состоит ещё и в том, что, из-за недостаточной сбалансированности аминокислот, организм испытывает повышенную потребность в белковой пище. Это – ещё одна причина переедания, которое влечёт рыхлость и объемность тела.
А коварство автора состоит в том, что он не только ещё не закончил вас пугать, но даже и не начал говорить о вреде «безглютеновых» продуктов. Продолжаю нагнетать!
В зерновых культурах высокий уровень фитата, вещества, которое препятствует усвоению таких важных микроэлементов, как цинк, железо и марганец. Потому переход к потреблению зерновых культур, в качестве основного продукта питания, ведет к недостатку в организме минеральных веществ.
При потреблении хлебопродуктов кислотный баланс организма сдвигается в кислую сторону. Поддержать нормальный рH (7,37-7,44) усталый, системно воспалённый и запуганный автором организм может только жертвуя здоровьем костей: он оттягивает из них кальций и магний, чтобы нейтрализовать повышенную кислотность. Что, в свою очередь, приводит к снижению прочности костей (остеопорозу), зубов и повышению риска переломов.
Нагнетать – не угнетать! Если вы уже достаточно напуганы гадким автором, чтобы не осмелиться демократично задать ему извечный российский вопрос «ЧТО ДЕЛАТЬ?», то он ответит вам сам: перестать употреблять в пищу продукты из пшеницы и её многочисленных родственников: ячменя, пива, овса и ржи.

Дабы не уподобляться попу, которому Балда в конце сказки говорит сакраментальное: «Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной!». Слишком дорого экономному человечеству обошлась и обходится дешевизна продукта доктора Морро… или как там его? Борлоуга!
Хотя… и это тоже был опыт. И он – дорог. И «овёс нынче – дорог!» Но — куда дешевле весьма недешёвых продуктов с пометкой «без глютена». Оные автор также не советует употреблять, поскольку в них, для поддержания товарного вида и коварного вкуса, добавляют гомерические, как смех автора по их поводу, количества крахмала (картофельного, кукурузного, маниокового и прочих).

Этот крахмал также вызывает резкий скачок уровня глюкозы в крови, что приводит ко всем уже перечисленным дисбалансам, кроме глютеновых. А именно: к ожирению, атеросклерозу, диабету и прочему (см. выше).

Хорошая новость и благая весть состоят в том, что БОЛЬШИНСТВО БОЛЕЗНЕЙ, ВЫЗВАННЫХ ПОЕДАНИЕМ ПШЕНИЦЕПРОДУКТОВ, ПОКИДАЮТ ЧИТАТЕЛЕЙ, ПЕРЕСТАВШИХ ЭТИ ПРОДУКТЫ ПОЕДАТЬ! И патологии – потихоньку уходят, включая диабет, артриты, мигрени, кариесы, прыщи, лишний вес и бессмысленные траты денег на их лечение.

Так что же есть вместо пшенички? «Как снискать хлеб насущный»? Об этом ещё вопрошал Остапа Бендера его брат по лейтенанту Шмидту Шура Балаганов. Отвечу вам фразой, сказанной уже упомянутым выше гражданином Бендером гражданину Адаму Козлевичу: «Бензин ваш — идеи наши!». Причём, в отличие от ксёндзов, охмуривших Козлевича, автор вас охмурять не намерен (это он к тому, что вы зря нахмурились: есть можно многое. И многое из можного — вкуснО!)

Если уж кого непереносимо тянет на непшеничные крупы (которые также, увы-увы, вызывают быстрый скачок уровня глюкозы в крови и, как следствие, все неоднократно перечисленные трудолюбивым и хлебофобным автором болячки), то ешьте гречку, рис, кукурузу, пшено.

Они, по крайней мере не содержат глютена.

Что есть ещё? Автор с удовольствием, подробно, сладострастно причмокивая и приплямкивая раскрывает эту тайну на своих еженедельных лекциях, на которые он вас, в конце поста и в конце концов, и приглашает. А для чего ж, вы думали, он написал так многабукав??? Чтоб всех развлечь? Чтобы лишить крестьян заработка, а зернотрейдеров – работы? Автор – коварный и меркантильный тип. Он не мечтает о нобелевке, потому что никогда её не получит. Он не мечтает и о пироженке с вишенкой. И не потому, что не съест её никогда, а потому, что её уже успел сжева запуганный автором читатель, дабы заесть стресс, вызванный чтением этого бесконечного поста… Но эта пироженка может стать последней читательской пироженкой и тогда автор и сочтёт свой труд — вознаграждённым. То есть – не бессмысленным. Здоровья вам, бодрости и радости, безглютеновые вы мои!

Источник